Приветствую Вас Гость | RSS

Gaspard Ulliel

Понедельник, 25.09.2017, 20:05
Главная » Статьи » Интервью, статьи

Мне очень трудно довести себя до слез
Восходящая - а по мнению некоторых критиков, уже взошедшая - звезда французского кино Гаспар Ульель впервые явлен российской публике в «Долгой помолвке» Жан-Пьера Жене, где он сыграл центральную роль - пропавшего без вести солдата Манека, которого разыскивает невеста (Одри Тоту). Об этой роли Гаспар Ульель рассказал Антону Долину.

- За время съемок «Долгой помолвки» вы узнали что-то новое о Первой мировой войне?

- Мой персонаж большую часть времени не в себе, поэтому мне не надо было так уж много знать об исторической правде. Но режиссер Жан-Пьер Жене попросил нас всех прочитать дневник одного из солдат Первой мировой, который копал траншеи, так что волей-неволей пришлось узнать немало такого, чему в школе не учат. Большую часть времени солдаты просто ждали, ютясь в крохотных укрытиях, - некоторые там задыхались… Я читал это, когда отдыхал на море, и отдых был испорчен напрочь. Жутковато было и оказаться на съемочной площадке, где все эти кошмары были весьма точно воссозданы: это тебе не черно-белые фотографии разглядывать!

- Каково было работать с Жене?

- Его стиль в корне отличается от других режиссеров, с которыми мне доводилось работать. Но каждые новые съемки - всегда новое приключение! Это мне и нравится в моей работе. Жан-Пьер постоянно репетирует с актерами, и еще до съемок я знал наизусть, чего именно он от меня хочет… Андре Тешине, напротив, требовал постоянной импровизации. Но Жене не стоит у тебя за спиной, чтобы следить за каждым жестом; он готов к тебе прислушаться.

- А Одри Тоту? Вы играете ее возлюбленного, но появляетесь на экране вместе едва ли в паре сцен…

- Это было одной из главных проблем совместной работы. И саспенс, и эмоциональная сторона фильма требовали по-настоящему страстной и искренней любви между нашими персонажами… Как было это передать? Я встретился с Одри до съемок, мы вместе пообедали: на этом настоял Жан-Пьер. Она была очень мила, добра, любезна, но эта встреча не сделала работу проще. Ведь первая сцена, в которой мы снялись вместе, - прощание! Мы прощаемся со слезами на глазах, а на самом деле ничего не пережили до тех пор, даже на экране… Но таковы уж условия игры.

- Вы думаете, что романтическая любовь, подобная показанной в фильме, возможна и в реальной жизни?

- Надеюсь на это. Хотя мне все это, честно говоря, кажется слишком идеальным. Я бы вряд ли смог себя вести так, как Матильда.

- А если Жан-Пьер Жене позовет вас в свой следующий фильм сыграть в крошечном эпизоде, вы согласитесь?

Конечно, не раздумывая. Главное, чтобы роль была интересная, а большая она или маленькая - какая разница?

- Откройте секрет: что ваш герой мастерит в финале фильма?

- Это иллюстрация для рукописной книги, миниатюра на средневековый лад. Этого в романе, по которому поставлена «Долгая помолвка», не было: сам Жене придумал, вдохновленный сценой из «Американского друга» Вима Вендерса.

- Занимаетесь в жизни чем-то подобным?

- Не сказал бы. Чаще я фотографирую, блуждая по улицам, или прямо из окон… только черно-белые снимки. А еще я экспериментирую с живописью. По большей части абстрактной.

- Хотели быть фотографом или художником, если бы не стали актером?

- Нет, нет, эти увлечения пришли уже потом. Но я не планировал и становиться актером. Просто друг моей матери открыл агентство, которое набирало молодых ребят, желающих попробовать себя в актерской профессии. Я туда попал по чистой случайности и немного из любопытства. Начал сниматься в сериалах на ТВ… Так все и началось. Я по-настоящему полюбил кино. Даже хотел сам стать режиссером или сценаристом, но пока не получилось: уж больно трудное дело, требующее особенной дисциплины. Я же в детстве всегда хотел стать архитектором.

- По следам отца или кого-то из родственников?

- Нет, отец мой - дизайнер спортивной одежды. Я его одежду не ношу, я не поклонник лыжного спорта или Adidas (смеется).

- Есть что-то, что вам особенно трудно сделать перед камерой?

- Раздеться догола - это нелегко. Но для меня сложнее всего заплакать. Мне очень трудно довести себя до слез.

- Вы снимались в сверхамбициозном проекте Питера Гринуэя «Чемоданы Тульса Люпера». Как вам понравился этот опыт?

- Очень понравился! Хотя, скажу вам по секрету, в фильм сцены с моим участием не войдут. Мы работали вместе пятнадцать дней, а потом я уехал, и ассистентка Гринуэя обещала мне перезвонить… но так этого и не сделала. Я попросил моего агента разобраться, в чем дело, однако даже ему не удалось ничего узнать. Кроме того, что съемки остановлены из-за финансовых проблем. Посмотрю фильм, когда он выйдет на экраны, и, возможно, найду там себя. Или не найду.

- Не обижаетесь на Гринуэя?

- Нет, что вы! Я получил огромное удовольствие, работая с ним.

- Вам по меньшей мере заплатили?

- Да.

© Антон Долин, 2004

__________
Материал написан для Газета. GZТ.ru, 02.12.2004
Категория: Интервью, статьи | Добавил: Frann (29.04.2010)
Просмотров: 3171 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]